Люди

«Быть полезным своей малой Родине…»

№ 47 от 19 ноября 2014 г.

Вячеслав Гущин освоил не менее десятка профессий. Водитель автомобиля и прапорщик полиции, он владеет специальностями и инженера-строителя, и электромонтёра, и даже пчеловода. Но главным делом своей жизни он считает работу с молодёжью. Будучи сам питомцем молодёжного клуба михалёвских краеведов, ныне Вячеслав официально возглавляет михалёвский отряд городской скаутской организации.

 

  • Михалёвские скауты на старом лесном кордоне у деревни Тимшино, 2014 год.


О сегодняшнем дне скаутского отряда деревни Михали и о том, зачем он занялся этой хлопотной работой, Вячеслав рассказал корреспонденту «Егорьевского Курьера».


— Вячеслав, как началась ваша работа с молодёжью?

— Я пришёл в Михалёвский клуб юных краеведов в самом начале его существования, в 1997 году. Клуб этот просто никогда не существовал на бумаге. Один из местных жителей, знающий и бывалый человек, пенсионер Николай Артёмович Захаров, влюблённый в природу и историю родного края, стал брать с собой в однодневные походы по окрестным деревням местных ребятишек. Родители видели, что ничему плохому Захаров их детей не учит. Отряд ходил по окрестным деревням, слушал и записывал рассказы местных старожилов, развешивал по деревьям домики для птиц. А главное – в лесу ребята учились самостоятельности, наблюдали повадки зверей и птиц, а затем у костра делились своими наблюдениями и слушали охотничьи и рыбацкие рассказы своего руководителя. Я был одним из этих мальчишек.

— Как финансировался в те годы клуб и его походы?

— Никак. Просто участники брали с собой продукты в лес, готовили сами. Потом нам удалось немного подзаработать на уборке территории нашего сельского поселения и уходе за лесными посадками. На эти деньги купили первую старую палатку и надувную лодку, тоже б/у. И ещё спортивную форму для всех участников клуба. На той лодке вскоре совершили своё первое путешествие по реке Цна от деревни Старый Спас. С остановками и опросом старожилов об истории их деревень.

— Не мешало ли отсутствие официальной поддержки и признания клуба?

— Где-то, наверное, мешало. В чём-то и помогало. То, что мы тогда делали, было своего рода «партизанщиной», но, свободные от всяких отчётов и планов, мы совмещали наши краеведческие занятия с тем, что всегда делали деревенские мальчишки в лесу – строили шалаши и землянки, пекли картошку. В этом, и в нашей дружбе, наверное, и заключается жизнеспособность клуба, который не распался после смерти Николая Артёмовича, которую мы все переживали очень тяжело. Его рассказов у костра, советов и энтузиазма нам по-прежнему не хватает. Это был очень молодой душой человек.

— Поддерживаете ли вы теперь связь с членами клуба юных краеведов той поры?
— Не только поддерживаем, но и продолжаем вместе ходить в походы. Некоторые уже приводят своих детей в наш клуб, который получил статус отряда скаутской организации. Алексей Лескин, Михаил Зотов, Николай Евсиков – теперь уже взрослые люди, помогают нам транспортом.

— А сколько ребятишек посещают ваш Михалёвский отряд?
— Сейчас в отряде у нас одиннадцать человек. Самых активных участников я хочу перечислить – Андрей Евсиков, Екатерина Зотова, Влад Костырев, Артём Королёв, Кирилл Тарарыкин, Влад Чуриков, Соня Зотова, Анжела Гущина.

— Помогает ли владение несколькими профессиями в вашей работе с детьми?
— Конечно, помогает. Особенность скаутинга – его универсальность. В скаутских отрядах человек учиться всему понемногу, развивается гармонично. Скауты работают и пилой, и топором, и лопатой, и фильм про себя снимают и монтируют. Умеют готовить еду в полевых условиях, ориентироваться на местности и могут построить из снега дом, в котором будет тепло ночевать при минус 15 градусов. И многое другое.

— А чем отличаются деревенские скауты от городских?
— Столичные скауты – а у нас бывают в гостях ребята из Москвы и Петербурга – пожалуй, более технически продвинуты в области электроники и программного обеспечения. Зато наши легче сходятся с новыми людьми. Наверное, это потому, что в Михалях поздороваться и поговорить с незнакомым человеком является делом обычным. Хотя в целом у скаутов в своей среде проблем с общением нет.

— Какова родительская плата за ребенка-скаута?
— Скаутинг строится так, чтобы финансово наших родителей не обременять и чтобы записаться в отряд могли дети из разных семей. Ежегодный сбор составляет 150 рублей на ребёнка. Скаутская форма – 1200 рублей. Когда идём в однодневный поход, собираем по 120 рублей на продукты. Велосипеды свои. Если едем на автобусе – платим за билеты сами. А туристическое снаряжение – лодки, палатки, пенки и прочее – бесплатно предоставляет организация.

— В школах и дворовых компаниях часто некоторые дети чувствуют себя ущемлёнными, если у них нет дорогих планшетов или мобильных телефонов последних марок, как у сверстников из состоятельных семей. Есть эта проблема у скаутов?
— У нас есть правило – в походы мы идём, чтобы общаться с природой и играть в настоящие, а не виртуальные игры. Поэтому все планшеты и электронные игрушки остаются дома. Исключение делается только для сотовых телефонов, которые нужны для связи.
А вообще любая дискриминация по имущественному признаку у нас отсутствует, так как скаут скауту, прежде всего, брат, и все скауты равны. Те, кто считает, что брата-скаута можно унизить за бедность, – не приживаются.

— В лесах под Тимшино много зверя, и вам, наверное, приходится делить лесные стоянки с охотниками. Нет ли в связи с этим проблем?
— Мы знаем все места стоянок охотников и их навесы, но принципиально ими не пользуемся – строим свои. А вот нашими шалашами и землянками охотники пользуются, и мы не возражаем. Встретив ребят в лесу и охотники, и егеря обычно интересуются, кого или чьи следы скауты видели, знают наблюдательность скаутов.

— Как обстоят дела с возведением часовни и обустройством Сопинского источника?

— Сопина – это любимое место нашего отряда. Мы часто стоим там лагерем, помогаем местным жителям убираться у источника перед проведением ежегодного богослужения 29 мая. Вода в колодце сейчас проточная, очень чистая, но её приходится черпать ведром. Чтобы она пошла через трубу, требуется и проект, и техника, детям самим такое не осилить.
Что касается часовни – жители продолжают сбор средств. Недавно мы в составе делегации местных жителей были у М.Т. Лаврова, он обещал помочь решить вопрос с разрешением на строительство.

  • Егорьевский клуб юных краеведов под руководством Н.А. Захарова. Фото конца 1990-х годов.

— Вас, наверное, часто спрашивают, а зачем вам это всё нужно?
— Во-первых, я с этим вырос. Во-вторых, родился в деревне, где у моих отцов и дедов всегда считалось нормальным делать какую-то работу вместе, на пользу всех. Копать деревенский колодец или ремонтировать общественный пожарный сарай, например. Работа в клубе и есть такая общественная работа, мой путь – быть полезным своей малой Родине.
Итог у нас всех на Земле один, и мы знаем какой. Деньги и вещи, на зарабатывание которых тратятся годы, с собой не возьмёшь. А в памяти людской остаются добрые дела, которые мы и стараемся совершать. Наш руководитель Николай Артёмович Захаров жил более чем скромно, материальной выгоды для себя не искал. Но люди его в наших краях вспоминают добрым словом. Он и нам показал пример, как и ради чего следует жить.

Беседовал Алексей Марков 

Вам также может понравиться...

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *