Люди

О комсомольских убеждениях, религиозных верованиях и интернациональной дружбе

№ 49 от 9 декабря 2015 г.

Внучка православного священника из Егорьевска стала активисткой ВЛКСМ в Азербайджане

В нынешнем году, как уже сообщала наша газета, вышла в свет книга «О прошлом для будущего», посвящённая 95-летию Егорьевского комсомола. На её страницах своими воспоминаниями о пребывании в рядах ВЛКСМ и о прожитой жизни поделились многие местные молодёжные активисты советских времён.

Понятно, что в одном сборнике невозможно уместить все комсомольские мемуары, и работа над новым дополненным изданием, судя по всему, будет продолжена. Но прежде чем попасть в книгу, некоторые из воспоминаний предстанут сначала перед читателями на страницах «Егорьевского Курьера». Вот один из таких материалов. Нашим сегодняшним собеседником стала Тамара Ивановна ЗАКОТА, чьи юные годы прошли в солнечной братской республике с колоритным названием Азербайджан.

Бурное время разлук и встреч

Революция 1917 года и последовавшая за ней Гражданская война – время колоссальных сдвигов в жизни России! Бурные события разлучали близких людей, но в то же время способствовали совершено неожиданным знакомствам, которые нередко становились судьбоносными.
— По материнской линии мои бабушка и дедушка были типичными сельскими интеллигентами того времени – учительница и священник Юрьевские. Жили они недалеко от Рязани, – рассказывает Тамара Ивановна. – Сильный удар по их семье нанесла Гражданская война. Старший сын супругов погиб на Кавказе. Его мама (моя бабушка) поехала туда на похороны, но на обратном пути в вагоне-«теплушке» заразилась тифом и по возвращении домой умерла на руках у мужа.
Вдовый священник Ф.П. Юрьевский с детьми оказался в Егорьевске, где жили его родные брат и сестра, преподававшие в гимназии. Здесь Фёдор Павлович вскоре стал настоятелем храма Александра Невского.
Отец Тамары Ивановны, И.И. Прокофьев, происходил из многодетной семьи, жившей в Елецком краю. В середине голодных 1920-х годов Иван Иванович ради прокорма отправился в солнечный Азербайджан – в «хлебный» город Гянджа. Там и осел. Стал машинистом на железной дороге. Чтобы облегчить жизнь родителям, перевёз к себе двух своих сестёр (одна из них была вдова с двумя детьми). Вот так в трудные времена близкие люди помогали друг другу.
Ну а дальше в дело вмешался случай. Брат И.И. Прокофьева посватался к дочери священника С.И. Грацианского. А того перевели служить из Елецких краёв в Егорьевск. Тут и состоялась свадьба. На бракосочетании присутствовали, естественно, многие представители местного духовенства с семьями…
— Мой будущий папа приехал из Азербайджана на свадьбу к брату, где и познакомился с моей будущей мамой, – говорит Т.И. Закота. – Некоторое время они переписывались, а в 1931 году решили пожениться. Венчал их в егорьевском храме Александра Невского мамин папа – мой дедушка Фёдор Павлович Юрьевский.
Поселились молодые супруги Прокофьевы в Гяндже. Один за другим стали рождаться дети. В 1940-м на свет появилась и героиня нашего повествования – Тамара Ивановна… (К тому времени священник Ф.П. Юрьевский уже побывал в числе репрессированных, но отделался по тем временам очень легко – отсидев несколько лет в лагере под Каргополем в Архангельской области, вернулся в Егорьевск и работал бухгалтером в фотоателье, располагавшемся «на кругу» Советской площади).

На фото сверху: подруги-комсомолки – русская девушка Тамара и ее азербайджанская одноклассница.

Дети разных народов
Гянджа, переименованный в 1935 году в Кировобад, – город множества национальностей. Азербайджанцы, армяне, русские, грузины, евреи, поляки, греки, турки… Здесь ежедневно и ежечасно на бытовом уровне люди постигали принципы интернационализма – хотя многие и слов таких мудрёных не знали!
Октябрята, пионеры, комсомольцы – через все эти непременные ступени советской эпохи прошла в своё время Т.И. Закота. Была активисткой, избиралась председателем совета пионерского отряда, а затем и дружины…
— Помню, как мы дрожали от волнения и страха, готовясь в 8 классе к вступлению в ряды коммунистического союза молодёжи. Учили Устав, историю комсомола и т.д., – вспоминает Тамара Ивановна. – Но зато сколько радости было, когда нас с одноклассниками приняли в ВЛКСМ! По такому случаю мама купила торт и позвала в гости всех наших многонациональных соседей по дому: «Тамарочка в комсомол вступила – приходите чай пить!».

Активная общественная жизнь продолжилась и на финансовом факультете местного техникума, и в паровозном депо, куда после получения диплома пришла на работу Тамара Ивановна. Организовали самодеятельность и даже собственный духовой оркестр. Устраивали торжественные запоминающиеся проводы юношей в армию и молодёжи на целину. Дружно и весело работали на субботниках. Разумеется, были в паровозном депо и танцевальные вечера, и концерты. И всё это – комсомол.
— Мы ведь жили тогда в СССР. Азербайджан был одним из уголков Советского Союза, частью великой общей страны, – говорит Т.И. Закота. – Именно поэтому мы, молодёжь, абсолютно не делились между собой по национальному признаку. Все были земляками, друзьями, соседями… Вот и замуж-то я вышла за уральско-сибирского украинца.
В ту пору Кировобад являлся очень военизированным городом. Артиллеристы, десантники, лётчики, танкисты – кого здесь только не было! И не удивительно: Закавказье – регион стратегический, неподалёку пролегали границы с Турцией и Ираном.
В городе имелся великолепнейший Дом офицеров. На танцы туда собиралась вся местная молодёжь. Причём, девушек обязательно сопровождал кто-нибудь из взрослых мужчин. Кавказ есть Кавказ, и украсть тут невесту – не преступление, а красивый древний обычай.
— Однажды мы с подругами целой компанией отправились на танцевальный вечер. Провожатым с нами пошёл мой папа, – вспоминает Тамара Ивановна. – Под звуки музыки и произошло моё знакомство с будущим мужем. Геннадий Закота был молодым офицером-ракетчиком, выпускником Томского артиллерийского училища. Правда, на первый раз провожать себя я не разрешила и ретировалась домой «под прикрытием» папы…
Затем между молодыми людьми стали складываться отношения, завершившиеся через 2 года свадьбой. У супругов родился сын, а спустя некоторое время – ещё сразу двое.

Возвращение к истокам
В Егорьевске в гостях у родственников наша собеседница впервые побывала в 1948 году. И с тех пор регулярно стала приезжать сюда на каникулы – отдохнуть от летней азербайджанской жары.
В 1982 году Г.И. Закота, муж Тамары Ивановны, отслужив положенный срок, вышел в отставку. Встал вопрос: куда переехать на постоянное место жительство. Выбор пал на Егорьевск. Поначалу супруги с тремя детьми поселились на частной квартире. Геннадий Иванович стал работать в военкомате. Через полтора года получили собственное жильё в 6-м микрорайоне.
Сейчас у Т.И. Закота уже пятеро внуков и правнучка. Муж, к сожалению, недавно скончался… Такая вот получилась простая советская история жизни, в которой были, как поётся в песне, «любовь, комсомол и весна».
Мы поинтересовались, а каково отношение Тамары Ивановны к религии? Ведь она – внучка православного священника, получившая атеистическое воспитание и являвшаяся в молодости активисткой ВЛКСМ.
— Моя мама, очень сильно напуганная арестом своего отца-священника в 1930-е годы, тщательно скрывала приверженность к религии, – утверждает Т.И. Закота. – В Гяндже у нас дома икона имелась, но она не стояла, как положено, в «красном углу», а была спрятана в шифоньере.
Сама же Тамара Ивановна старается регулярно посещать храм. И мужа своего, убеждённого и непреклонного атеиста, уговорила в 65-летнем возрасте принять крещение.
А если разобраться, то никаких серьёзных внутренних противоречий между православной верой и убеждениями комсомольцев и коммунистов нет. Везде присутствуют идеи равенства и братства, взаимопомощи, бескорыстия… И это – основа для примирения и единения россиян, чьи воззрения на протяжении многих десятилетий были, казалось бы, совершенно противоположны друг другу.

Для читателей моложе 25 лет

В СССР процесс воспитания детей и молодёжи в духе патриотизма и гражданской активности носил систематизированный характер. Юное поколение поочередно проходило через несколько соответствующих организаций.
Октябрята – так называлась детская организация школьников 7-9 лет. Деятельность октябрят проходила преимущественно в игровой форме и организовывалась учителями и вожатыми.
Пионеры – подростковая организация для 10-14-летних школьников. Здесь ребят уже привлекали к серьёзной общественно-полезной деятельности – сбору металлолома и макулатуры, проведению субботников и пр.
ВЛКСМ или комсомол – Всесоюзный ленинский коммунистический союз молодёжи или просто коммунистический союз молодёжи объединял людей в возрасте от 14 до 28 лет. Имел реальный вес во всех сферах жизни страны – в экономике, политике, культуре и т.д.

Материал подготовил Сергей КИСЕЛЕВ. Фото из личного архива Т.И. Закоты.

Вам также может понравиться...

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *