Люди

Воспоминания о поющих семидесятых

36 от 3 сентября 2014 г.

Для хирурга Михаила Акильева музыка не стала профессией. Она просто стала частью его судьбы.

Группа «Элегия» в актовом зале школы № 5, 1979 год. Слева направо: Игорь Эникис, Сергей Шмелёв, Вадим Горин, Николай Огнев, Михаил Акильев.

Михаил Юрьевич Акильев — потомственный врач — человек в Егорьевске известный. Но знают его егорьевцы не только как искусного хирурга, всегда готового прийти на помощь людям. В молодости Михаил играл в составе нескольких известных в городе молодёжных музыкальных групп. Да и теперь он нередко берёт в руки гитару или садится к синтезатору, чтобы порадовать хорошей песней своих друзей и коллег.
О своём пути в музыку и о том, как шла музыкальная жизнь в Егорьевске в семидесятые годы, профессиональный хирург и музыкант по призванию Михаил Акильев рассказал корреспонденту «ЕК».

Первый инструмент
Ранее детство Михаил провёл в деревне Старое, где в местной больнице главным врачом работал его отец, Юрий Михайлович Акильев.
Там же, в деревне Старое, в те годы работал филиал Егорьевской детской музыкальной школы, куда маленького Мишу отдали учиться игре на баяне и где его первым музыкальным педагогом стал Александр Матвеевич Васюткин. Выбор баяна не был связан с предпочтениями ребёнка. Скорее, это было традицией тех лет – девушек отдавали учиться на фортепиано, мальчиков – на баяне или аккордеоне. Хотя тягу к фортепиано Миша чувствовал уже в раннем возрасте. И часто с завистью наблюдал за домашним музицированием старшей сестры, которой купили пианино. Позднее, уже будучи учеником музыкальной школы города Егорьевска, Михаил всё-таки взял фортепиано как второй инструмент и освоил игру на нём.
Большое влияние на музыкальное воспитание Михаила, на привитие вкуса к хорошей музыке сыграли друзья его родителей, профессиональные и хорошо известные в Егорьевске музыкальные педагоги – Дмитрий Евгеньевич Дашков и Николай Андреевич Елизаров. Они часто приходили в дом к Акильевым и пели вместе с хозяевами, папой и мамой Миши – Юрием Михайловичем и Валентиной Михайловной. Исполняли много русских народных песен. Пели негромко, под баян, но никогда не фальшивили и умело раскладывали пение на голоса.

  • Слева направо – Михаил Акильев, Сергей Можайский, Алексей Носов. Стадион завода «Сельхозтехника», конец 1970-х годов.

Гитара за 33 рубля
Переезд в город Егорьевск стал для Миши Акильева небольшим культурным шоком. Ребята из 13-й школы, куда он пошёл учиться, жили совсем другими представлениями о музыке. Баян, притягивавший селян, как магнит, был здесь совсем не крут. Молодёжь тянулась к гитарам и щеголяла в речи незнакомыми для Миши словами «Битлз» и «Роллинг Стоунз». И когда руководительница хора 13-й школы Алевтина Забурдаева поручала Мише Акильеву аккомпанировать ребятам на баяне, то он был совсем не рад этой общественной нагрузке. Баянисты, в отличие от гитаристов, вызывали в среде сверстников шутки и насмешки.
Заметив у Михаила тягу к новому, в духе времени, инструменту, родители без всяких просьб со стороны сына купили ему к 13-летию новую гитару. Да не простую, шаховскую, а с тремя звукоснимателями, за целых 33 рубля. В то время обычная акустическая гитара стоила от 13 до 17 рублей.

Во дворе
Первой сценической площадкой и концертным залом егорьевских подростков были в то время их дворы. Михаил жил на Владимирской улице. Неподалёку, в доме № 23, жил кумир местной молодёжи Анатолий Иванович Игнатов – спортсмен и музыкант. Природа щедро наделила его и голосом, и слухом. Игнатов часто выходил с гитарой во двор. Юноши и девушки непременно обступали его. Репертуар Анатолия Игнатова был широк. В числе прочего, пел он и дворовые песни, которые невозможно было услышать ни по радио, ни купить на пластинках — «Семь королей», «Грустно порой приходит осень». Эти песни называли тогда «самострелом». То есть кто-то где-то их написал, кто-то чуть переделал, и они пошли гулять в народе.
У Игнатова находилось много подражателей. Знали они 2-3 аккорда. Гитарист, который мог взять 5-7, аккордов, считался мастером. Большинство гитар были переделанными старыми семиструнками. Родная 6-струнная, «непрорезанная», с шестью колками гитара вызывала восхищение и зависть.
По качеству инструменты были плохими, стирали пальцы в кровь. Изобретательные подростки стачивали порожки, чтобы уменьшить расстояние между струной и грифом. То есть делали, как бы сейчас сказали, тюнинг, доводили до ума продукцию шаховского завода.
В поликлинике, когда надо было сдавать кровь на анализ, такие дворовые музыканты неизменно подставляли правую руку. В их среде существовало поверие, что из загрубевших пальцев левой руки гитариста кровь взять невозможно.

«Весёлые сердца»
Первым эстрадным музыкальным коллективом Михаила стала группа «Весёлые сердца». Организовал её в 1975 году руководитель кружка ВИА при Егорьевском Доме пионеров Борис Михайлович Лукьянов, воспитавший немало местных музыкантов. Название группы было типично для тех лет и явно напоминало названия популярных тогда ансамблей «Весёлые ребята» и «Поющие сердца». Совсем незадолго до этого «Весёлые ребята» выпустили свой альбом «Любовь – огромная страна» и были на пике свой популярности. В состав «Весёлых сердец», кроме Михаила Акильева, вошли Вячеслав Лобзенко (лидер), Вячеслав Зверев (соло-гитара), Игорь Наумов (гитара, ударные), Андрей Каевич (клавишные), Леонид Сафронов (бас-гитара). Вскоре к группе примкнула юная вокалистка Наташа Иванова.
Первыми песнями, разученными новой группой, стал шлягер Вячеслава Добрынина «Хочешь, я в глаза, взгляну в твои глаза…», а также популярная песня тех лет, начинавшаяся словами: «Лес стоит румян, словно девица, только нам с тобой в нём не встретиться». Репертуар подбирали сами участники.
— Однажды я купил новую гибкую пластинку группы «Синяя птица» с песней «Ты мне не снишься». В то время продавались такие дешёвые синглы. Песня мне очень понравилась, я сразу пошёл с ней к Лукьянову. Тот одобрил выбор. Все партии инструментов сняли на слух и на следующий день приступили к репетициям, — вспоминает Михаил Юрьевич.
Борис Лукьянов был хорошим педагогом, отобравшим в «Весёлые сердца» талантливых ребят, двое из которых – Лобзенко и Наумов – стали участниками самой известной в истории Егорьевска группы «Почерк». Таким образом «Весёлые сердца» быстро набирали опыт и стали мечтать о самой престижной эстрадной площадке города – летней сцене горпарка, куда на танцы собиралась вся молодёжь Егорьевска. Но попасть на эту сцену было нелегко, там безраздельно хозяйничали свои сильные и любимые егорьевской публикой исполнители – группы «Любава» и «Эльфы».

«Первое апреля»
В 1977 году набравший опыта в игре на гитаре Михаил обрёл новый творческий коллектив – группу «Первое апреля». Этот ВИА возник на базе ГПТУ-31. Гитаристы и ударники в училище нашлись быстро, а клавишников не было. Здесь как раз и пригодился девятиклассник из пятой школы, играющий на фортепиано и органоле, к тому же с хорошим голосом. В состав «Первого апреля» вошли также Сергей Фролов (бас-гитара), Анатолий Шпилёв (ударные, вокал), Игорь Степушин (гитара), Вячеслав Чижков (вокал).
На первый взгляд, наличие трёх основных вокалистов в одном ВИА, при том что оставшиеся ребята также могли участвовать в подпевках, или, как бы сейчас сказали, бэк-вокале, выглядит перебором. Но надо иметь в виду музыкальные тенденции тех лет. И особенно ситуацию в Егорьевске, где в молодёжные группы часто приходили студенты музыкально-педагогического училища, знакомые с многоголосным пением, тем, которым на большой эстраде в это время славилась группа «Песняры».
Планка, установленная в Егорьевске такими полупрофессиональными группами начала семидесятых, среди которых самыми известными являлись «ВИМА» и «Электра», была высока, и остальным приходилось работать над собой, подстраиваться под этот уровень. В целом, всё это весьма позитивно сказалось на общем уровне групп из Егорьевска, который, благодаря наличию в нашем городе областного музыкального училища, в целом превосходил уровень молодёжных музыкальных групп соседних подмосковных городов.

Гастроли в Хотеичах
В 1977 году, в самый первый год своего существования, группа «Первое апреля» приняла участие в отборе на городской конкурс ВИА «Весна». Программа, как и полагалось в те годы, состояла из одной песни о комсомоле, одной патриотической, одной лирической и одной инструментальной композиции, в которой участники должны были в своих сольных партиях показать уровень владения музыкальными инструментами. В комиссиях, наряду с представителем Отдела культуры, зорко наблюдавшим за идеологическим уровнем репертуара, находились и профессиональные музыканты – преподаватели училища и музыкальной школы. Наличие последних было очень важно, так как они охотно давали дельные советы тем ребятам, которые не имели системного музыкального образования.
Первоапрельцы успешно прошли отборочный тур, и им в качестве поощрения была предложена гастроль в соседний Орехово-Зуевский район – выступить в Хотеичах перед военнослужащими тамошней воинской части. За это выступление, естественно, никто музыкантам не платил, но они всё равно были рады появиться на сцене и показать себя публике. Дебют в Хотеичах прошёл успешно, и вскоре «Первое апреля» получило новую творческую путёвку Отдела культуры. На сей раз — на Завод технологической оснастки.
У молодёжной группы «Первое апреля» была недолгая, но вполне успешная музыкальная судьба. В 1978 и 1979 годах ребята стали серебряными призёрами городского конкурса «Весна», что означало почти вершину местного музыкального Олимпа.

«Элегия»
Тогда же, будучи старшеклассником и участником группы «Первое апреля», Михаил стал руководителем ансамбля при пятой школе, который назвали «Элегия». В состав «Элегии», помимо самого Михаила, вошли Николай Огнев (гитара), Дмитрий Горин (гитара, вокал), Сергей Шмелёв (ударные), Игорь Эникис (бас-гитара).
Противоречия и конфликта интересов в этой ситуации не было. Серебряный призёр городского конкурса «Весна», группа «Первое апреля» входила в «премьер-лигу» городских ВИА, а «Элегия» — простая школьная группа, которые существовали во всех егорьевских школах. Под художественным руководством Михаила «Элегия» достигла хорошего музыкального уровня. На деньги РОНО для группы была закуплена аппаратура, и Михаил играл со своими друзьями на собственном выпускном вечере.

Музыканты из города
В 1979 году Михаил Акильев стал студентом лечебного факультета Первого московского медицинского института. Но занятия музыкой не оставил и дружбы с егорьевскими музыкантами не прекратил. Несколько раз друзья-егорьевцы приезжали в Москву, чтобы выступить на вечерах у столичных медиков. А собираясь поиграть и подработать на очередной свадьбе, неизменно приглашали в свой состав московского студента, которому при его сорокарублёвой стипендии принятый по тем временам гонорар в пятнадцать рублей в день казался настоящим подарком судьбы.
Чаще всего Михаила и его друзей приглашали играть на свадьбах по деревням Егорьевского района. При сельских домах культуры существовали собственные группы, но приглашать своих музыкантов считалось у деревенских жителей делом не престижным. Родителям молодожёнов надлежало раскошелиться именно на «лучших городских музыкантов», каковыми вполне справедливо слыли в районе и Михаил Акильев, и Вячеслав Лобзенко, и Игорь Наумов.
Работа на деревенских свадьбах, помимо хорошей оплаты, имела ещё одно преимущество. В дальних уголках района был ослаблен идеологический контроль, и репертуар зависел исключительно от музыкантов и их аудитории. Причём деревенские жители, оплатив музыку, нередко желали показать, что они тоже не лыком шиты и знают толк в рок-музыке. Так, однажды в одной из дальних деревень к музыкантам подошёл парень и заказал композицию группы «Deep Purple» «Smoke on the water». Слов ребята не знали, зато, к всеобщему удовольствию, несколько раз сыграли знаменитый инструментал.
Как и положено на деревенских свадьбах, гуляние редко обходилось без пьяных потасовок. Но до серьёзных конфликтов дело не доходило. К тому же на свадьбах твёрдо соблюдалось правило – «музыкантов не бить». А вот нагрубить и нахамить могли вполне. Выезжая на свои концерты и принимая оплату, ребята внутренне всегда были готовы столкнуться с таким бесцеремонным отношением.

Живой звук против «минуса»
Занятия музыкой Михаил не оставлял никогда. Нередко берёт в руки гитару, поёт для друзей и знакомых. На Дне медика не раз выходил на сцену и садился за синтезатор. Петь под минусовку не любит, считает, что она убивает живой звук, который даёт особый контакт со зрителем.
— Собраться с друзьями и сыграть песни семидесятых на большом концерте вживую, именно так, как они звучали тогда – моя давнишняя мечта, — говорит он — Причём, чтобы в качестве зрителей пришли именно те люди, которые слушали нас тридцать пять лет назад.
Для этого, как сейчас говорят, проекта Михаил Юрьевич даже придумал название – «Ретро Почерк». Только вот работа и неотложные дела и его, и его друзей всё время мешают осуществить этот план.
— Желающих собраться и попеть песни семидесятых, окунуться в ту памятную атмосферу фестивалей «Весна» в Егорьевске найдётся немало. Вот только не хватает дельного администратора или продюсера, который бы это всё организовал. А уж участники и зрители на такое мероприятие непременно найдутся, — говорит он.

Семь королей
Эта дворовая песня была популярна в Егорьевске в начале 1970-х годов. Автор песни неизвестен.

Вступл: Dm, *Dm Gm A Dm
Семь королей тебя украсть хотели,
Dm Gm A Dm
Семь королей полцарства дать могли.
Gm C7 F Dm
Лишь одного они понять не смели:
Gm A Dm
Что нет королей у любви!
Лишь одного они понять не смели:
Что нет королей у любви!
Вдруг наш король не выдержал
и вскрикнул,
Крикнул он так, что слышал
весь дворец,
Что его дочь выйдет замуж
за любого,
С нищим пойдёт под венец…

Ждать не пришлось –
открылись вдруг ворота,
Нищий в лохмотьях
у дверей стоял.
И у отца пропала вся охота:
Сам пожалел, что сказал.

Где его дочь, теперь
никто не знает.
Знают, что с нищим
счастлива она.
Семь королей тебя
украсть хотели,
Но не отнять тебя у меня!

Алексей МАРКОВ.
Фото из личного архива М. Акильева.

Вам также может понравиться...

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *