Люди

Взрыв на космодроме: разрушения есть, жертв нет

№39 от 25 сентября 2013 года

Это ЧП произошло на Байконуре ровно 30 лет назад – 26 сентября 1983 года. Вся связанная с ним информация была в советское время строго засекречена. И сейчас о том чрезвычайном происшествии мало кто знает. Меж тем, в Егорьевске живет человек, который был не просто очевидцем, но и непосредственным участником драматических событий, едва не закончившихся гибелью двух известных космонавтов.

От лейтенанта до полковника

Прежде чем перейти к описанию упомянутых событий, познакомим читателей с их участником, являющимся нашим земляком. Службе и работе на космодроме он отдал более четверти века своей жизни.

Закончив в 1980 году институт, связанный с радиоэлектроникой и имеющий военную кафедру, В.А. Ахмедзянов получил звание лейтенант и отправился на 2 года в армию. Служить ему выпало не где-нибудь, а на Байконуре.

Отдав двухгодичный долг Родине, Вадут Абдуллаевич решил продолжить свою службу на космодроме. В 2001-м в звании полковника он ушел в запас, но еще более пяти лет трудился на Байконуре в качестве гражданского специалиста.

— В тех краях у меня родились двое детей, – рассказывает В.А. Ахмедзянов. – Причем дочь окончила там филиал Московского авиационного института и работала на измерительном пункте Байконура, где принимается и обрабатывается информация, поступающая с борта космических аппаратов. А сын высшее образование получил уже в Егорьевске…

Сам Вадут Абдуллаевич не единожды участвовал в запуске военных спутников, руководил комплексом по подготовке к полетам космических спутников связи «Молния» и т.д. Длительное время работал на площадке №1. Во всем мире она известна как «Гагаринский старт», ведь именно с нее был произведен самый первый пилотируемый полет.

— Пуски на площадке №1 происходили регулярно. Я входил в состав стартового расчета, и для нас это была будничная работа, – вспоминает В.А. Ахмедзянов. – Так же обыденно воспринималось и общение с космонавтами во время их подготовки к полетам.

Большинство стартов не оставило в памяти нашего земляка какого-то особого следа. Но пуск корабля «Союз Т-10-1» 26 сентября 1983 года запомнился на всю жизнь…

Накануне

В тот злополучный экипаж входили опытные космонавты Владимир Титов и Геннадий Стрекалов. Для них 1983 год оказался очень неудачным.

Вначале они готовились к длительному полету на станции «Салют-7» вместе с третьим членом экипажа – Ириной Прониной. Однако за месяц до полета женщину заменили на мужчину – Александра Сереброва. В апреле корабль «Союз Т-8» вышел на орбиту, но из-за технических неполадок так и не смог состыковаться со станцией «Салют». С большим трудом избежав столкновения и гибели, трое космонавтов досрочно возвратились на Землю.

И вот – очередной старт, назначенный на 26 сентября. На сей раз на корабле «Союз Т-10-1» должны были лететь двое – Стрекалов и Титов.

Рассказывают, что накануне полета Геннадий Стрекалов позвонил маме – так повелось, что она перед стартом всегда благословляла сына и желала ему успешного возвращения. Однако в тот раз женщина якобы расплакалась: «Сынок, что угодно придумай, но только не лети. Всё у тебя будет плохо!».

На площадке №1 Геннадий Стрекалов вроде бы старался держаться спокойно. И даже подбадривал себя и товарища, приговаривая: «В одну воронку снаряд дважды не попадает. Всё у нас будет хорошо».

Досрочное завершение полета

Офицер В.А. Ахмедзянов 26 сентября 1983 года был в составе стартового расчета и находился непосредственно на командном пункте в подземном бетонированном бункере. Руководили стартом, как положено, два человека: от военного ведомства – командир расчета (на космодроме его называют «стреляющим») генерал-майор А.А. Шумилин, а от промышленности – А.М. Солдатенков. Оба они через перископ смотрели на стартовую площадку.

— Вдруг «стреляющий» обыденным голосом говорит: «Пожар на старте». Мы все просто онемели! – вспоминает Вадут Абдуллаевич (в это время и на экранах мониторов изображение ракеты стало таким, как будто двигатели уже заработали – появились отблески пламени и дым). – А генерал Шумилин через секунду так же спокойно добавляет: «Взрыв на старте. Нажимайте САС».

Система аварийного спасения расположена на самой верхушке космического корабля и напоминает шпиль, унизанный по кругу небольшими реактивными двигателями. В случае необходимости САС призвана отделить от ракеты отсек с космонавтами (в просторечии – «шарик») и унести его на безопасное расстояние. 

— Действовать САС начнет только в том случае, если команда на это пойдет по двум каналам связи одновременно от обоих руководителей старта, – говорит В.А. Ахмедзянов. – Вот и в тот день система аварийного спасения не заработала с первого раза…

По счастью, А.А. Шумилин и А.М. Солдатенков сумели мгновенно сориентироваться в обстановке и вовремя дали нужные команды. В итоге САС сработала успешно. И буквально через 2 секунды раздался мощный взрыв, ракета провалилась в газоотводный желоб и горела там почти сутки.

А «шарик», вознесенный аварийными пороховыми двигателями почти на километр, спокойно приземлился на парашютах в степи. Вскоре туда прибыли спасательные вертолеты. Говорят, когда космонавтов доставили на Байконур, то Геннадий Стрекалов подошел строевым шагом к А.А. Шумилину, откозырял и сказал: «Товарищ генерал-майор! Разрешите выпить по случаю досрочного завершения полета?» В общем, чувства юмора люди не потеряли.

Ахмедзянов (справа) на Байконуре

В течение полувека на Байконуре при различных испытаниях погибло в общей сложности более
100 человек.

Последствия

Причина катастрофы, как выяснила государственная комиссия, заключалась в том, что в одном из боковых двигателей первой ступени был неправильно установлен клапан подачи топлива. Из-за этого турбонасосный агрегат слишком быстро развивал обороты, и одна из его лопаток отлетела. От искры мгновенно начался пожар, который устремился вверх по ракете.

Взрыв почти до основания уничтожил площадку №1 – «Гагаринский старт». Восстановительные работы там велись ударными темпами. Участвовал в них и наш земляк В.А. Ахмедзянов.

– Оборудование и стройматериалы шли сплошным потоком по железной дороге со всего Советского Союза, – рассказывает Вадут Абдуллаевич. – Уже в апреле 1984 года были проведены испытания восстановленной площадки, а в мае состоялся очередной старт.                   

Генерал-майору А.А. Шумилину за спасение экипажа было присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина. Великолепно показала себя в данной ситуации и отечественная космическая техника. До этого САС срабатывала при стартах 5 раз, но это были беспилотные полеты. Случай со спасением экипажа 26 сентября 1983 года – единственный в истории мировой космонавтики.
Кстати, несколько лет спустя произошла катастрофа с американским кораблем многоразового использования «Челленджер». Отсутствие на нем эффективной системы аварийного спасения привело к гибели семи астронавтов.

НАША СПРАВКА

Владимир Георгиевич Титов родился в 1947 году в Читинской области. Шесть раз успешно летал в космос, в том числе на американских кораблях многоразового использования «Дискавери STS-63» и «Атлантис STS-86». 

Геннадий Михайлович Стрекалов родился в 1940 году в подмосковных Мытищах. Пять раз поднимался на орбиту, многократно выходил в открытый космос. Скончался в 2004 году.

Сергей КИСЕЛЕВ
Фото из архива В. Ахмедзянова

Вам также может понравиться...

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *